Много лет назад, на склоне Адыл-Су я вдруг с удивлением узнал, что облака могут отбрасывать тень. Уверен, что многие люди, живущие в плоском, «двухмерном» мире об этом даже не подозревают. Может быть и вправду стоит подняться на 5642 метра вверх, чтобы убедиться в объемности мира?

Посвящается светлой памяти моего отца

Антон Радионов Москва 2007 год

Звезды удивительно желтые и удивительно яркие рассыпаны по небу. Их очень много и они очень близко.
Звезды – это прекрасно. Мечта всей жизни — проснуться и увидеть звезды. Ночь коротка и беспокойна, как не уговариваешь себя, что от того, насколько ты выспишься, зависит самочувствие на подъеме. Увы, это мало помогает. Какой-то очень ответственный и беспокойный человечек внутри меня не спит и все время прислушивается к погоде. Здесь есть надежная примета: если снег сменился на ветер — быть хорошей погоде. Вечером палатка укутывается снежным одеялом, снег шуршит по палатке… наконец снег прекращается и поднимается легкий ветер. Значит облака сдует с Горы и нам откроется путь.
Слегка шлепаю тент изнутри, и снег лениво сползает по скату палатки. На улице темно и морозно, наверняка минус 10—15. На сборы уходит минут пять; с вечера рюкзак уже собран, там теплая пуховая куртка, термос с чаем, перекус, еще бутылка с чаем, горелка и котелок на всякий случай.
Снег ритмично хрустит под ногами, кошки плотно сидят на ботинках и при каждом шаге надежно вгрызаются в наст. Палки, похожие на лыжные, только умеющие менять длину, удобно расположились в руках. На удивление легко дышать… хотя это только первые полчаса. С каждой сотней метров кислорода становится ощутимо меньше. Весь путь от лагеря до вершины составляет полтора километра. Что такое полтора километра — пустяк! На равнине 18 минут хода… Но это на равнине. Здесь эти 1500 метров нужно преодолеть по вертикали, подняться с 4150 метров (на этой высоте на скалах стоит наш лагерь) до 5642 метров. Света, наш инструктор, идет очень медленно — именно такой темп позволит не задохнуться и не устать раньше времени.

P1010019

На Гору поднимается гирлянда движущихся огней, на лбу маленький светодиодный фонарик. Забавно, в какой-то момент сложно понять, где заканчиваются фонарики и начинаются звезды — это первые восходители, которые опережают нас на час, уже поднялись до начала косой полки, до отметки 5000 метров и почти слились с небом.
Эльбрус не терпит легкомысленного отношения. Ведь с технической точки зрения восхождение совершенно несложно — иди себе по протоптанной тропе вслед за инструктором, тропа одна, весь маршрут как на ладони, сбиться с пути невозможно. Но это только так кажется. Стоит наступить непогоде, а погода на Эльбрусе меняется очень быстро, и ситуация резко изменится. В густом тумане, при резком похолодании, шквальном ветре, плотном снегопаде сойти с тропы проще простого, а в 20 метрах в стороне от тропы начинаются глубокие трещины, попадание в которые не сулит ничего хорошего.
Подъем совершенно не крутой и никаких особенных альпинистских навыков он не требует. Но трудность здесь совершенно в другом. Высота больше трех с половиной тысяч метров считается очень большой. У большинства людей возникают симптомы так называемой горной болезни, причем у каждого она проявляется по-разному. У кого-то ужасно болит голова, некоторых тошнит, у одних появляется нездоровое возбуждение, у других, наоборот, сонливость. Самый надежный способ для того, чтобы предотвратить симптомы горной болезни, называется акклиматизацией. Прежде чем подниматься на большую высоту, надо сначала привыкнуть к меньшим высотам, научиться жить на трех тысячах метров, потом подниматься выше и выше. К концу акклиматизации надо научиться спокойно дышать и передвигаться на высоте больше 4500 метров.
Невозможно предсказать, сколько времени понадобится человеку для хорошей акклиматизации. Бывает и так, что совсем «зеленые» новички без всякой подготовки чуть ли не сходу поднимаются наверх, а некоторые после нескольких недель в горах все равно поднявшись на 5000 метров будут страдать от мучительной тошноты и головной боли.

Я очень люблю Рериха. Я очень люблю горы Рериха. Я безумно люблю «Гималаи» Рериха. У него на полотнах горы, почти всегда, хотя бы немного имеют красный оттенок. Мне кажется, на Эльбрусе есть только три основных цвета – черный (это камень), белый (это снег и облака) и голубой (это небо). Есть еще много серого — это многочисленные ледники и облака пониже. Но красного оттенка нет практически нигде, даже на закате. Да и закаты на Эльбрусе редки, во второй половине дня Гора чаще затягивается облаком и идет снег.
В половине пятого утра, когда мы медленно-медленно тянемся от скал Пастухова до косой полки, на востоке появляется тонкая красная полоса. Она постепенно расширяется, над ней появляется оранжевая полоска, небо становится выше и светлее. Облака на горизонте поначалу сливаются с горами, потом рассветает все больше и больше и наконец Главный Кавказский хребет рельефно предстает во всем своем великолепии. Прямо напротив нас узнаваемая «семерка» Донгуз-Оруна, чуть дальше легендарная Ушба, вдали в дымке виднеется Казбек.

P1010023

Чем выше мы поднимаемся, тем сильнее возникает какое-то робкое чувство радости, готовое перерасти в восторг. Я иду! У меня нет одышки, у меня не болит голова и несмотря на 4-часовой сон совершенно не хочется спать. Мучительное сомнение в своих силах, которое неотступно грызло меня в первые дни похода, постепенно раздавливается даже не под каблуком, а под острыми зубьями кошек.
На Седло мы выходим вчетвером: я, мой тезка Антон, который до этого уже прошел 2-недельный поход по Кавказу, Петя и Алена.
От Седловины тропа уходит круто вверх и вправо. Это самый сложный участок пути. Несмотря на кажущуюся близость вершины, а до нее остается всего 300 метров вверх, здесь уже совсем мало кислорода и каждый шаг требует немалых усилий. Самое главное в этой ситуации — сохранять «свой» темп. Даже если ты перемещаешься со скоростью полшага в секунду — медленно-медленно, но не сбивая дыхание, у тебя есть все шансы обогнать тех, кто чувствуя близость вершины рванул вперед, а потом стоит и тяжко дышит на тропе, не имея сил даже сойти на полшага в сторону.
Поднявшееся над горизонтом солнце освещает гору с северо-востока, большая часть Западной вершины пока в тени, а склон, по которому мы движемся, разделен косой линией на две части: снизу, ближе к Седловине тень и холод, выше склон освещается солнцем, там будет теплее и уютнее. Еще шаг — и я пересекаю линию, отделяющую тень от света.. еще 100 метров подъема позади.
Удивителен гений Высоцкого! Только поднявшись в горы, увидев облака далеко внизу, понимаешь, насколько точно он сумел передать атмосферу гор, чувства человека, поднимающегося к вершине. «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал…», «Кто здесь не бывал, кто не рисковал, кто сам себя не испытал…», «Весь мир на ладони, ты счастлив и нем…».
Перед вершиной тропа выходит на плато, и идти становится легче. Вдали уже видна сама вершина, отсюда она выглядит как небольшой холмик на равнине. Даже не верится, что идти остается лишь несколько минут…
Еще внизу я слышал небрежные реплики, брошенные как будто невзначай: «Мы сбегали на Пастухова, мы сбегали на Западную вершину»… Враки это все. На Эльбрусе никто никуда не бегает, как правило, такие фразы лишь попытка демонстрации собственной крутости. Даже здесь на предвершинном плато, где, казалось бы, идешь почти как по равнине, особенно не разгонишься.
Последний подъем почти незаметен, какие-то метров 15 вверх. Неожиданно выступают слезы, то ли это ветер из-за вершины задувает в глаза, то ли что-то еще… Идем с нога в ногу, подъем широкий, два человека вполне могут идти рядом.
Наконец вершина! Небольшая площадка, где с трудом поместятся 10 человек, камень, увешанный вымпелами, доска, посвященная альпинистам, в годы войны сбросившим с вершин Эльбруса гитлеровские флаги и водрузившим советские.
Смотрю на часы — ровно 8-30. Путь на вершину занял у нас 6 часов 30 минут, это очень и очень неплохой результат.
Небо удивительно голубое, на юге хорошо виден Главный Кавказский Хребет, он лишь местами сливается с облаками. А вот с севера долина плотно укутана кучевыми облаками, которые много ниже нас, наверное где-то на четырех тысячах метров.

Восторг! Нет, это не просто восторг, это какое-то доселе неизведанное чувство. Я победил, я победил… я сделал то, к чему так стремился, то, во что верили мои друзья, которые так тепло меня провожали. Перед отъездом Макс сказал мне: «Иди вверх, ползи до конца. Если не хватит сил, возьми у меня!»
Только здесь понимаешь бессмысленность выражения «покорить вершину», «штурмовать вершину». Гору невозможно покорить! Гора всегда будет сильнее человека. Если она захочет, она пустит, если не захочет – не пустит, страшнее, если не выпустит… Меня Гора пустила, в этот раз пустила, сочла достойным ступить на вершину.
Я могу гордиться собой, в конце концов!

Текст: Антон Радионов, журнал “Кавказское гостеприимство”


Теги: , , ,