В середине первого тысячелетия Новой Эры самым могущественным и процветающим государством Причерноморья несомненно была Византия, и правил тогда этой империей хитрый и весьма дальновидный император Юстиниан. Знал он, что мир и процветание его страны зависит не только от численности армии, но и от того, насколько дружественны соседние царства, насколько связанны они с Византией родственными узами, торговлей или общей верой.

Mingir

Шёл шестой век Новой эры. По велениям Императора пробирались крутыми горными тропами через перевалы Кавказского хребта, в одиночку и группами, христианские проповедники. Они приходили в селения местных жителей, которые поклонялись своим языческим идолам и строили церкви, где рассказывали о жизни и смерти Иисуса и о том, что именно он призван Создателем спасти мир от всяческих бед.

Однако, люди, к которым приходили византийцы чаще всего не торопились принимать новую веру, соблюдали по-прежнему свои обряды и традиции, принося жертвы верховному Богу Тейри – Тьха. Когда же пришельцы проявляли в утверждении своей религии нетерпение и излишнюю настойчивость, их изгоняли из селений, а иногда и лишали жизни… Но на смену погибшим снова и снова приходили новые подвижники, которые продолжали дело своих духовных братьев …

Одним из таких подвижников был проповедник Андрон, которого лично отправил за Кавказ император Юстиниан, чтобы заменить погибшего священника, бывшего когда-то в детстве другом императора. Когда Юстиниан узнал о его гибели долго пребывал он в печали и несколько дней не выходил из своих покоев. Вернувшись к делам, призвал он к себе Андрона, который был известен знанием многих языков, умением спорить и убеждать людей, а кроме того обладал терпением и хладнокровием – качествами весьма редкими в те жестокие времена. Юстиниан принял священника в своём дворце, и в напутствие сказал:

- Погибший был другом моего детства и, потеряв его, я потерял частицу своей души. Но дело его жизни не должно умереть, поэтому я прошу тебя пойти по его стопам, в те края, где он провёл последние дни жизни. Да будет тебе удача в делах и пусть восторжествует в новых пределах свет нашей Веры!

Император молитвенно соединил ладони и, подняв глаза, замолчал на несколько мгновений. Затем он вызвал своего оруженосца и взял из его рук меч с обоюдоострым лезвием, с золочёной рукоятью, украшенной рубинами.

- Знаю,- сказал он,- что твоя жизнь будет не раз подвергаться опасностям и испытаниям. Знаю, что ты силён своим словом, но слова не всегда бывает достаточно. Возьми в подарок мой меч, и пусть он будет твоей защитой в самые трудные минуты жизни. И ещё- постарайся понять, почему так часто гибнут в Гиперборее [1] наши соотечественники .

Принял Андрон меч Императора как священный подарок и отправился в путь. Долгой и тяжёлой была дорога на Север, да и можно ли было назвать дорогой казавшуюся бесконечной цепь узких безлюдных троп! Андрону приходилось карабкаться по крутым камням к перевалам, переходить вброд бурные и быстрые горные реки, мокнуть под проливным дождём, внезапно налетавшим, когда вокруг не было ни одного места, для того, чтобы укрыться от безжалостного ветра, хлеставшего по лицу холодными тугими каплями … Когда Андрон спустился в долину, вдоль которой проходила тропа к селению, где погиб его предшественник, он был почти без сил .

К ночи он остановился в лесу неподалеку от реки, принял скромную трапезу и, сотворив молитву, прислонился спиной к стволу пихты, но не успел он сомкнуть веки, как заметил появившийся сумраке странный светящийся силуэт, который неторопливо и бесшумно приближался к месту ночлега. Андрон увидел, что к нему подошёл старец, весь белый, как лунный камень и совсем седой. Схватился проповедник за меч, но вдруг почувствовал, что совсем не боится того, кто так неожиданно возник из темноты лесной чащи.

- Здравствуй, Андрон! – сказал старец,- не бойся меня, я совсем ненадолго потревожу тебя, но если ты внимательно выслушаешь и примешь всерьёз то, что я скажу, ты сможешь гораздо лучше исполнить наказ своего Владыки, а главное – сохранишь свою жизнь.

- Кто ты, отец?- спросил Андрон – и откуда тебе известно моё имя?

- Это не важно, – ответил старец и присел на камень, – ты можешь называть меня Исидором. Я был одним из первых, кто появился здесь с крестом и Евангелием и тоже погиб по своему неразумению . Но господь специально послал меня к тебе, чтобы ты не повторял ошибок своих собратьев. Готов ли ты выслушать меня?

- Я буду внимать тебе, как мог бы внимать тому, кто ниспослал тебя ко мне, – ответил проповедник.

- Тогда слушай и запоминай. Прежде всего, ты должен знать, что люди, к которым ты идёшь – вовсе не дикари, как это часто говорят у нас на родине.

- Но ведь они – язычники и приносят жертвы своим идолам.

- Не будем забывать, что и у нас на Родине – в древней Элладе люди поклонялись Зевсу и жертвовали ему и другим богам не только животных, но и людей. Однако, это не мешало нашим предкам строить мраморные храмы, путешествовать через моря, создавать великие творения искусства, и никто, даже сегодня, через несколько веков, не осмелится называть их дикарями. А гипербореи – это совсем другой народ, с другой историей, другими обычаями. И у них тоже есть чему поучиться – они искусные воины, они умеют разводить лучших в мире лошадей, но главное – не это. Они еще не научились лгать, и их простодушие достойно восхищения. Они не прячут за пустыми словами ни гнев, ни радость, ни печаль, ни любовь. Это также достойно подражания.

- Но я должен не учиться, а учить- именно так повелел мой Император !

- Чтобы чему-то научить человека, надо сначала самому научиться его понимать. Это тем более справедливо, когда речь идет о целом народе. Ты должен будешь познать жизнь этого народа во всех ее явлениях и во всей ее сути. Ты должен будешь познать в совершенстве его язык, иначе как ты сможешь понимать людей, а они – тебя? Ты должен стать своим среди них, иначе ты навсегда останешься чужестранцем, которого все будут воспринимать настороженно или враждебно …

- Но на это может уйти слишком много лет …

- На это может понадобиться целая жизнь! Если же ты не готов к такому повороту судьбы, то лучше сразу вернуться назад. И вот ещё что запомни, Андрон : гипербореи – народ гордый, и ни с кем из них нельзя разговаривать свысока. Прими мои наставления, и ты обретёшь среди них истинных друзей и, может быть, сможешь обратить кого-то в свою веру.

Выслушал Андрон то, что сказал ему старец Исидор и сказал:

- Вероятно ты прав, отец Исидор, но как же в таком случае исполнять своё святое назначение?

- Если все твои помыслы, дела и молитвы будут служить на пользу гипербореев, они сами потянутся и к тебе и к церкви. Это в нашем деле – самое главное.

Старец Исидор встал с камня, положил руку на плечо Андрона и произнёс:

- Я благословлю тебя на твои труды, но прежде положи свой меч на этот камень. Не стоит приходить в чужую страну с оружием. Твоим оружием должны быть Слово, Вера, Доброта.

- Но если я вернусь домой без священного дара императора, он не простит мне этой потери.

- Если ты захочешь вернуться домой, пройди мимо этого камня, и ты сразу увидишь свой меч. Возьми его и иди с Богом. До твоего возвращения никто не увидит и не тронет дар Юстиниана.

Послушался Андрон старца, положил оружие и тут же увидел, как меч слился с каменной глыбой и исчез из вида…

- Волей Господа благословляю тебя. Прощай.

Исидор поднял на прощание руку и удалился также тихо и бесшумно, как будто не шагал по земле, а летел едва задевая низкую лесную траву.

Андрон прибыл в селение через три дня и прожил там долгие двадцать лет. Он всячески старался соблюдать заветы старца Исидора и не раз поминал его добрым словом. Он познал жизнь гипербореев, их обычаи, их язык, учился у них военному искусству, верховой езде, и сам священник многому научил жителей селения – измерять время, лечить опасные болезни, ставить водяные колеса для мельниц… При этом всякий раз напоминал он людям, что Господь внимает его молитвам и посылает ему своё благословение и удачу во всех его делах. Далеко шагнула молва о добром и умном византийце, и поэтому он действительно обрёл многих друзей и многих единоверцев.

Когда минуло два десятилетия, Андрона потянуло на родину, к далёким морским берегам. Как лучшего друга проводили его жители селения, и скоро священник вновь оказался в том самом месте, где состоялась его встреча со старцем Исидором. С волнением приблизился Андрон к знакомому камню, и как только положил он на этот камень свою руку, из глубины гранита сразу же поднялся на поверхность меч с золотой рукоятью, украшенной рубинами – священный дар императора Юстиниана. Поднял священник драгоценное оружие и увидел, что след меча так и остался впечатанным в поверхность каменной глыбы …

Этот камень сохранился до сих пор. По правому берегу Большого Зеленчука от турбазы «Архыз» проложена лесная дорога. Если пройти примерно километр по этой дороге и свернуть налево, можно найти серый, ушедший в землю обломок гранита, в котором как будто выдавлен контур прямого византийского меча – память из далёкого первого тысячелетия.


[1] Гипрборея – территория к северу от Чёрного моря


Автор: В. П. Романенко


Теги: , , , , , , , , ,