Клубы тумана обгоняют нас, ползут по склонам, разрываясь, открывают причудливые очертания ближайших вершин. Сквозь облако прорвался луч заходящего солнца. Туман вокруг начинает светиться сиреневым цветом. А там, где луч уперся в вершину скалы, появились туры.

Весна в Архызе

Весна в горах Архыза выдалась мягкая, малоснежная. Березы налились соком. Стоят красавицы на опушке. Кажется, прикоснись губами к белоснежной груди ее, и брызнет ручеек прозрачной влаги на подбородок, побежит за ворот, щекоча и радуя жизни.

Иду вдоль снежного выноса лавины. Чудо! Рядом со снегом буйствует молодое изумрудное разнотравье. Вот тюльпан «рябчик» наклонил свою веснушчатую головку и жадно пьет из ручья талую воду. На теплом пригорке греются загорелые до синевы черные тюльпаны. Снежный конус лавины, сошедшей зимой, перекрыл реку. Упругие воды пробили в ее теле тоннель и убегают в темноту, унося за собой солнечных зайчиков, резвящихся на гребешках волн. Река еще не проснулась. Она чиста. Ее голубые струи рисуют на широком галечном ложе детские рисунки. Но скоро придет время, и загрохочут потоки, унося за собой прошлогоднюю листву, сучья, старые бревна, очищая берега для новой жизни.

Легкий теплый ветерок неожиданно сменяется холодным порывом, вырвавшимся из бокового ущелья. Испугано спряталось солнце, белые снежные хлопья закружили на фоне темного леса, из которого вдруг вылетела баба Яга, оборотившись черным дятлом, и дико расхохотавшись, скрылась в скалах. Ее шутка длилась недолго, через полчаса от снега остались только капельки росы, в которых купались тысячи маленьких солнц. Капельки испарялись и улетали в голубое небо, собирались там в пушистые облака, чтобы снова брызнуть сверху, развеселить лесной народ. Пусть радуется. Весна идет!

Вечереет. Мне пора возвращаться в лагерь. Потянуло дымком. Поспел к ужину. Крепкий ароматный чай из огромной туристской кружки располагает к разговору, воспоминаниям. «А помните, прошлой весной, вон у той заводи, медведи форель ловили?! Да! Это что, вот к нам в лагерь приходили туры, горные козлы, просили соли, а мы им не дали, так они стали бодаться».

Костер догорает, дым идет вверх. Завтра будет хорошая погода. Свежий воздух, наполненный ароматом хвойного леса, пьянит. Пора спать.

Название Архыз произошло от слов «ариу кыз» – красивая девушка. Думаю, красивее имени для этого чудесного горного края, не придумать. А есть у Ариу Кыз голубое ожерелье. Высоко – высоко в горах рядом со снежными шапками вершин притаились бусинки – озера. Весной озера под снегом, но вот-вот откроются, обнажат свою первозданную красу и засверкают бусины ожерелья всевозможными цветами. Ариу Кыз плывет над горами, окутывает меня голубым туманом. Веки закрываются, и я погружаюсь в розовое озеро, переполненное сонной водой …

zapiski

Кое-что из жизни медведей

Открываю глаза. В палатке уже светло. Шум реки, убаюкивающий всю ночь, к утру почти стих. Потихоньку, чтобы не разбудить соседку по палатке, нос которой торчит из пухового спальника и смешно похрюкивает, выползаю наружу. Так и есть! Проспал!!! Соседние вершины гор уже во всю осветились солнцем. Но надежда есть…

Дернуло же меня, на кануне пообещать Светке – самой обаятельной и привлекательной, что вся форель Архыза в зажаренном виде предстанет у ее ног. Спать бы еще как все, а тут… ох уж эта любовь! Натягиваю пуховку, проверяю снасти. Порядок. Через реку перебраться бы без приключений. На той стороне хорошие заводи. Как всегда – где нас нет там и лучше.

Вот и бревно через небольшой поток. Какое-то тонкое. Балансирую руками. Дохожу до середины. Ботинок скользнул по ледяной корочке. Хрясь – вода льется за шиворот, в карманы и черт знает куда еще. Да чтоб тебе провалиться! И где эта Светка на мою голову свалилась! Хорошо, что воды всего по колено. А толку? Этого достаточно. Ноги свело ледяной водой. Пуховка безнадежно сникла под тяжестью талой воды. Выливаю воду из левого ботинка. Зуб на зуб не попадает.

Вся злость неудачного начала вкладывается в замах удилищем. Катушка надрывно визжит. Поплавок медленно поплыл по заводи. Резко тонет. Удилище гнется. Импортный суперпластик выбрасывает на берег форелину величиной с указательный палец. Клев кончился. Вся форель Архыза ушла отдыхать. Эх!

Опять это бревно! До чего тонкое и скользкое. Нет – балансировать не буду. Все еще спят. Никто не видит, как гид-проводник с тридцатилетним стажем ползет на животе по тонкой жердине, едва не касающейся воды. Зрелище!

Кажется, пронесло – никто не видел. Слава Богу!

Жалкая рыбешка на сковороде шипит в масле и луке. Светка, эта «летающая челюсть», хитро улыбается, предвкушая маленький пир.

- Василич! Я такой большой форели еще не видела!

Ну-ну. Помолчала бы. Нет – продолжает.

- А я видела, как Вы форель ловите – с бревна руками, ну как медведь коала!

Видела! А что делать? Завтра едем домой.

Скоро лето. Мы вновь приедем сюда, чтобы снова удивится этому чуду – Архыз.

Голубое ожерелье Ариу Кыз

Вот и настало лето! Альпийский луг, поразивший нас разноцветьем высокогорных трав, вдруг сменился каменным хаосом и небольшими снежными полями-снежниками. Надо же – среди лета снег! Постепенно набираем высоту и входим в … облако. Клубы тумана обгоняют нас, ползут по склонам, разрываясь, открывают причудливые очертания ближайших вершин. Сквозь облако прорвался луч заходящего солнца. Туман вокруг начинает светиться сиреневым цветом. А там, где луч уперся в вершину скалы, появились туры. Не  спугнуть бы. Их трое. Две самки и козленок. Безмятежно рассматривают нас. Не боятся! Но вот появляется огромный самец-рогач. Подозрительно посмотрев на нас, он издает звук, напоминающий свист, и вся семья мгновенно исчезает.

В тумане подходим к озеру. Берег пологий, камни незаметно уходят под воду, которая настолько чиста и прозрачна, что не видно кромки, разделяющей сушу и воду. Это озеро Софийское – одно из украшений нашего маршрута «Голубое ожерелье Архыза». (Помните? Ариу Кыз – красивая девушка). Сквозь туман на том берегу, как призрак, просматривается туристский лагерь. Палатки словно огромные цветы альпийского луга разбросаны по берегу. Никого нет. Из самого большого шатра доносится тихое пение – а капелла.

Рядом расцветает еще один лагерь. Стемнело. Небо очистилось от облаков. Южная ночь зажигает огромные звезды. Они отражаются в озере. Вон там, слева, плывет ковш Большой Медведицы, а через середину озера пролегает Млечный Путь. Небо у самых ног, оно огромно и доступно, наверное, поэтому и пришли сюда соседи-астрологи.

Утром солнце осветило окрестность, и перед нами открылся вид на высокогорные озера. Они расположены сверху вниз, каскадом, почти до самой долины. Озеро Голубое поражает своей бездонной синевой. На противоположном берегу его – ледник. Несколько глыб льда оторвались и плывут, словно белые облака. Говорят, что в этом озере живет дух гор. Озеро Зеленое ниже, на огромном выступе, как на балконе. В зеркале его вод отражается хозяйка здешних мест, красавица – гора София. С ее белой шали срываются десятки водопадов, образуя шлейф. Бусины озер нанизаны на белую нить бурного ручья. А вниз, почти в долину, закатилась самая синяя бусинка – озеро Айматлы-Джагалы-кель.

И снова в путь. Маршрут проходит вдоль множества высокогорных озер, которые образуют как бы ожерелье. Голубое ожерелье Ариу Кыз. Софийские озера, озеро Кратерное, Семицветное и перевальные озера Айю-лю – самые драгоценные украшения этого ожерелья.

Я обещал Светке показать ее мечту – «Голубое ожерелье Ариу-Киз». Сбылась Светкина мечта! Еще я обещал: научить ее скакать на самой выносливой лошади карачаевской породы и летать на горных лыжах в Домбае; сплавиться на рафте по Большому Зеленчуку, дать порулить на джипе по горным тропам, угостить каштановым медом на Красной поляне, забраться в красивейшую пещеру Кавказа «Южный слон». А за это она обещала сводить меня по маршруту «Эльбрусский крест» на Западную и Восточную вершину Эльбруса – на крышу Европы – 5642 метра над уровнем моря! Это очень круто!!! Мечта моей жизни.

Автор: Николай Трюхан, директор агентства путешествий «Стрижамент», 2000 г.  Ставрополь (статья опубликована в журнале “Кавказское гостеприимство”)



Теги: , , , ,